Накануне при прохождении тренинга по НЛП мне дали домашнее задание написать сказку - о добре и зле, о лютой ненависти и большой любви. К чему такое помпезное вступление спросите вы? А все потому, что в сказках, всегда все по максимуму.

Мейнрад, ты свободен, ты вправе жить здесь и
сейчас так, как тебе велит свое "Я",
твое истинное “Я“, ничего не может тебе помешать.
Это Закон Великой Чайки, это –Закон.
Ты говоришь, что я могу летать? 
Я говорю, что Ты свободен. 

Чайка Джонатан Ливингстон. (Ричард Бах)

Жил был мальчик,  был он уже взрослый, но монетами вел себя как маленький.  Естественно, раскрепощено, называл вещи и людей своими именами, за, что  его не очень то  любили, но терпели, поскольку  с песни слова не выкинешь.

Мальчик жил в социуме, в котором говорили одно, думали другое, а делали третье, и это уже стало нормой морали,  поэтому никого не удивляло. Но была  еще одна жизнь, в другом измерении, куда можно было попасть, только имею пропуск.  Там не было зла, лжи и ненависти и каждый был таким как есть потому,  потому, что  другому там было никак. Для мальчика таким пропуском служил его рюкзак серебристого  с отливом цвета набитый снаряжением. Без рюкзака дорога в другое измерение была закрыта. В течение года мальчик несколько раз отправлялся туда. Другое измерение находилось у моря и граничило  со скалами, уносила туда скоростная «Голубая стрела».

Вот и в этот раз, мальчик  лежал в палатке под скалами, когда раздался грохот, стук, глухие удары о скалу, что само по себе не предвещало ничего хорошего. Он высунул голову с палатки посмотреть, что там такое. К скалам уже выдвигались такие же мальчики с соседних палаток, и он, не мешкая,  присоединился к ним. Оказалось, что при восхождении по маршруту «Филатовой 3-Б» со второй веревке  сорвалась белокурая принцесса. Ее уже спустили к подножью скалы, и она лежала на камнях еще теплая, и как живая.  Все бы нечего, вот только голова у принцессы застыла в неестественном положении. Все стояли и беспомощно смотрели на ее смуглое лицо и фигурку, все было понятно без слов, и поделать уже ничего было нельзя. Что там произошло на маршруте, и почему не спасла страховка, это уже было не важно, все стояли  и молчали. По трасе, под  скалы, уже подъезжала карета с двумя красными полосами, которая должна была увезти принцессу в зазеркалье, с которого еще никто не возвращался, но ходили слухи, что там все так же, как и в другом измерении, но наоборот. С разговоров мальчик понял, что принцесса училась в одном из столичных вышей, на сказочницу по финансам, и вот такая вот незадача…

Делать здесь уже было нечего, мальчик повернулся и побрел к морю. Такое временами случалось в их мирке, это было неотъемлемой частью того выбора, что они сделали. Мальчик знал, что он тоже плохо кончит, но это будет не скоро. Потому он сильно этим не перенимался,  жил одним днем здесь и сейчас, и с его точки зрения это было правильно. В те дни, когда к скалам приезжала карета с  двумя красными полосам,  на скальные маршруты он не ходил, ну такой пунктик был у него.

У моря он  напился зелья, которое давало на время, еще одну степень свободы, и в этом была своя фишка.

Потом были случайные знакомые, опять зелье, дорога, на вокзал к "Голубой стреле" которая должна была вернуть его в реальность. Пришел мальчик в себя на вокзале, на дворе была ночь, вокруг никого, а самое главное не было его любимого рюкзака серебристого  с отливом цвета. А без него как известно в другое измерение нельзя было попасть. Надо было, что-то делать он пошел искать его по всем закоулкам. В одном с них он наткнулся на злых гномов. Где они здесь взялись, он не знал, такое впечатление, что это были гномы подворотен. Оны сказали, что видели рюкзак  и начали обступать его со всех сторон. Было их много, они лезли со всех щелей. Почуяв неладное мальчик развернулся и побежал, бегал он быстро еще со школы, а потому уродливые гномы не могли угнаться за ним и вскоре он оказался  опять на вокзале где все было залито светом, а у перрона стояла его "Голубая стрела".

Проснулся мальчик на третьей полке "Голубой стрелы". Как он здесь оказался он смутно помнил. Ему было все равно  где спать, на нижней или на третьей полке важен был лишь сам процесс. Было ранее утро, но уже как то не спалось. Проснулся он с чувством невосполнимой потери,  рюкзака не было!  В голове всплыли события прошедшего дня: «Море, скалы, белокурая принцесса  с виду живая и еще теплая, зелье, злые гномы…»  Мальчик не мог  смериться с потерей дорогого ему рюкзака, а шестое чувство подсказывало ему, что надо искать. С мыслью, что если есть хоть один шанс из тысячи его надо использовать он пошел по вагонам. Верхние полки были полностью забыты рюкзаками такие же мальчики,  как и он, возвращались  с другого измерения в реальность. Но его рюкзака нигде не было. Все как-то странно смотрели на мальчика, что-то в нем выдавало, что, но не  их племени или  блестящие глаза, или внешний вид, но все молчали, заговорить с незнакомцем в "Голубой стреле" считалось моветоном. И вот в очередном вагоне о чудо, на полке вместе с другими  лежал и его рюкзак! Он узнал бы его с сотни других по серебристому отливу и фирме ВЦСПС которая его изготовила. Обыватели, которые сидели на нижней полке ничего вразумительного по поводу появления рюкзака сказать не могли, но и на праве собственности на рюкзак тоже не настаивали. Мальчик не мудрствуя лукаво, сгреб в охапку рюкзак и заспешил в свой вагон. При ближайшем рассмотрении оказалось, что с рюкзака исчезли  три вещи - книжка Ричарда Баха «Чайка по имени  Джонатан Ливингстон", нож, и еще какой-то пустяк, все остальное снаряжение было на месте…

Мальчик проснулся на диване у себя в комнате, сквозь закрытую штору пробивался свет, было позднее утро, за окном цвели абрикосы их запах чувствовался через приоткрытое окно. По календарю был месяц май, так любимый мальчиком среди всех остальных. На столе лежал билет на "Голубую стрелу", а  в углу стоял рюкзак сребристого  с отливом цвета набитый снаряжением. Ну и приснится же такое: «Море, скалы, белокурая принцесса  с виду живая и еще теплая, зелье, злые гномы…»  подумал мальчик. Он неспешно потянулся, подошел к рюкзаку, открыл его и застыл в растерянности,  там не хватало - книжки Ричарда Баха «Чайка по имени Джонатан Ливингстон", ножа  и еще какого-то пустяка. Он сел и глубоко задумался.

 

Р.S. Все персонажи вымышлены, совпадения случайны.

С моих слов записано, верно. Мальчик. Дата. Подпись.

С уважением Rico. 16.06.2013 г.