Памяти учителя посвящается

06.08.2016 года на Эльбрусе в районе приюта 11-ти. умер Бланковский Анатолий Кириллович воспитанник спортклуба «Стрела» г. Запорожье, МС СССР по альпинизму, обладатель «Серебряной звезды Безенги» №4,знака «Снежный барс» №265.

«Умом понимаешь, время, болезнь, все мы смертны…

Но верить не хочется, ведь это Бланк. Учитель, икона запорожского альпинизма, ключевое слово, после произношения которого тебя понимали и принимали в любых горах. И вот его не стало…

Я бы охарактеризовал его несколькими словами: сдержанность, чувство такта, харизма…

Казалось, он вечен. Пока жил, оставались незыблемыми определённые каноны и принципы мироустройства, так много было намешано в одном человеке при его скромности и ненавязчивости. Просто у него был стержень, то, что у нынешнего поколения редко встретишь. Мое первое знакомство с ним произошло в 1988 году в Безенгах. Я приехал в альплагерь, а он был руководителем запорожского отряда численностью порядка 30 человек. У меня в силу ряда причин не оказалось классификационного билета. Ну это такая книжечка, что повторяет запись в книжке альпиниста. Понятно, что бюрократия, но, тем не менее, она сохранилась до сих пор. Вопрос бы поставлен руба: либо я в течение суток предоставлю эту книжку, либо я покидаю сборы. И я побежал вниз 18 км. в пос.Безенги. Транспорт тогда еще не ходил так интенсивно как сейчас. Потом рейсовым автобусом в Нальчик, ночь в гостинице. Наутро в спорткомитет, автобусом в пос. Безенги и обратно 18 км к лагерю. Успел ровно к ужину. Такое вот было первое знакомство.

Потом в конце смены были спас работы. На Коштан-Тау погиб участник запорожских сборов, и я вызвался добровольцем вместе со старшими разрядниками участвовать. Мы поднялись на перемычку между в. Птицы и в. Коштан-Тау и там полдня рубили ледорубами лед под палатку пока старшие разрядники доставали тело.

Затем была сидячая ночь в серебрянке на гребне. Через палатку была пропущена основная веревка, к которой все были пристегнуты. И когда, выходя погадить, я снялся с самостраховки, то услышал не зле тихе слово Бланка: «Витя…, с меня хватит одного жмура, встегнись…». Я навсегда запомнил эти слова. Была ли это симфония? Вряд ли, скорее всего проза жизни, с которой слова не выкинешь. Таким вот был Бланк.

А еще на подходе в район, когда на привалах народ замертво от усталости валился на бок, а я вынимал сигареты и начинал курить, он говорил: «Это здоровье, Витя, это здоровье». Со временем я всё-таки бросил курить…»

 

Rico сентябрь 2017 г.

Можете прокомментировать


Защитный код
Обновить