open box
open box

 

Цитадель духа

«…Если каждый день возводить новый фундамент,
то никогда не построить крепость…».
Антун-де-Сент Экзюпери






Пролог

За многие годы работы в УЗМА под руководством его бессменного директора А.М. Поспелова, его работникам уже стало привычным преодолевать преграды - таможенные, производственные или просто житейские. Это сродни диагнозу, когда человек видит цель, и все остальное для него просто перестает существовать. Становится не важно: работа перед тобой или хобби. Навыки, сформированные в такой команде, бесследно не исчезают. Они дают о себе знать в любой мало-мальски проблемной ситуации.

Очередная поездка на Кавказ, в АУСБ «Безенги», стала итогом шестилетней работы туркулуба “Мотор» в плане альпинистских восхождений.

Жизнь шла своим чередом, люди выполняли разрядные нормативы, кто-то, поняв, что это - не его, ушел. Кто-то остался. Ряды пополнились новыми участниками. И вот на старт «Безенги - 2007» вышло пять человек.

open box open box


open box open box


open box open box


open box open box


open box open box


open box open box


open box open box


open box open box


open box open box


open box open box


open box open box

О людях

У каждого свое понимание, зачем ты здесь, в больших горах в самом сердце Безенги. У девочки в белых шортиках, первый раз попавшей в горы, и у седого доктора, у которого не хватает нескольких пальцев на руке, у разрядника и у КМСа. У каждого из них свои цели. Но есть то, что их объединяет: увлечение горами. Это, вероятно, как первая любовь, если не навсегда, то надолго. Сюда едут люди всех возрастов. Едут с верой, что неприятности их минуют. Каждый надеется на свою силу, тренированность, наконец, везение, а если все резервы исчерпаны, то на иконку Николая Угодника, бережно хранящуюся в нагрудном кармане.

Мне часто задают вопрос: зачем вы все-таки едете в горы? Вероятно, один и тот же человек на протяжении жизни даст разный ответ на этот вопрос. Здесь происходит формирование личности, здесь нет многих пороков, имеющих место на равнине, а люди становятся лучше, чище, по крайней мере, на время пребывания в горах. Приоритетами становятся - хороший ледоруб, кошки на ботинках, напарник на том конце веревки и наличие здоровья идти вперед. И чем сильней ты вбиваешь ботинок в крутой снежно-ледовый склон, тем больше у тебя шансов выжить. Все остальные социальные проблемы, культивируемые в обществе, отступают на второй план, на время перестают быть актуальными.

Сделав свой жизненный выбор, люди стараются его придерживаться. Потому что, как сказал Антун-де-Сент Экзюпери в своей повести «Цитадель»: «…Если каждый день возводить новый фундамент, то никогда не построить крепость…». Это справедливо во многих ситуациях, стоит только вспомнить приближающиеся выборы…


Спасы

Шел мелкий дождь. Мы сидели в баре, который представлял собой большую кают-компанию и место для общения участников альпинистских сборов, иностранных альпинистов, спасателей МЧС. Вдруг в окне промелькнула фигура начальника спас-отряда. Он шел наверх, к нашим палаткам. Стало ясно, что не спроста. Как правило, за время пребывания он приходит к нам один раз - в конце смены выпить пива. Но подрываться с места не стали, все равно и так найдет. И действительно, спустя некоторое время он появился за нашим столиком, от пива отказался, лишь проронил: «С вершины Архимед улетела двойка, нужна ваша помощь…». Наш ответ был прогнозируем: «Да, конечно, пойдем, надо – значит, надо». Из этого следовало, что о своих спортивных планах можно забыть до окончания форс-мажорных обстоятельств. И вот опять во время очередной радиосвязи звучит голос бессменного Юрия Сергеевича Саратова: « Я "Сатурн". Как меня слышите? Прием ».

 

О горе

Шхара Восточная, 5038м. В горах, как и на равнине, есть свои правила. Если ты участник альплагеря, нельзя идти, куда тебе заблагорассудится. Вот и нам в связи с тем, что из-за массового таяния ледников район 3900 закрыт, порекомендовали вместо Коштан-Тау выбрать другую гору. Свой выбор мы остановили на вершине Шхара Восточная, 5038м. Маршрут пятой категории сложности из шести возможных. Не зря у самых неприступных кавказских вершин женские имена. В этот ряд можно поставить Ушбу, Шхельду, Мижирги, Шхару.

Маршрут оказался своеобразным. Когда пролезли ключ, ледовый взлет возле так называемого «Краба», казалось, вот-вот выйдем на гребень и можно будет начать движение одновременно. Но не тут то было, гребень этот острый, со спадающими в пропасть снежными карнизами. От идеи одновременного движения пришлось отказаться. Так и двигались по гребню попеременно. Страховка была «сванской» - «иди, я тебя вижу». Необходимо было все время держать в поле зрения напарника, чтобы в случае, если он, не дай Бог сорвется и заскользит вниз, успеть прыгнуть за перегиб на другую сторону гребня. Ледовые крючья можно закрутить лишь изредка: снег был кислым, забитый в него ледоруб представлял собой символическую страховку. Сказать, что альпинистам вовсе не присущ страх - это будет неправдой. Просто с ним учишься бороться, и он отступает на время, ровно на столько, столько требуется, чтобы преодолеть опасный участок рельефа.

Утром гора манила к себе ясным солнышком, полностью купаясь в его лучах. Но стоило сняться с места ночевки и начать подъем наверх, как тут же начиналось светопреставление: в считанные минуты погода портилась, темные облака заволакивали горизонт, начинал идти снег с резкими порывами ветра, воздух вокруг становился, наэлектризован, а железные части ледовых инструментов гудели, что свидетельствовало о присутствии рядом грозового фронта. Видимость падала, так что с трудом различал напарника на том конце веревки, а звуки глохли в начавшейся пурге. Гребень, на котором мы находились, обрывался в обе стороны километровыми сбросами. Найти впереди на остром гребне место под палатки было весьма проблематичным. Пришлось вернуться назад на прежнюю ночевку. Спустя некоторое время, когда поставили палатку, гора опять призывно открылась, облака раздуло. Это была словно игра в кошки мышки: кто кого вымотает, у кого хватит больше терпения и сил. Наутро вода, которую натопили с вечера для чая, замерзла в котелке, ботинки пришлось отгоревать на горелке, чтобы кое-как в них влезть. Веревка, намокшая накануне, так и замерзла в причудливых формах, хоть толкай ее перед собой.

Так и шли три дня траверс до купола вершины приставным шагом. Все вместе взятое изрядно выматывало, учитывая то, что во второй половине дня погода, как правило, портилась, и все вокруг закрывало облаками. Зато с утра с высоты пять тысяч метров, а это высота полета рейсовых самолетов, вокруг открывались невообразимые виды, все вершины плыли в облаках. Видны были одни верхушки Дых-Тау, Коштан-Тау, Пик Пушкина, скальная подкова северного массива Безенги. Вид на Грузию дробился на десятки больших и маленьких гор.

На гору мы взяли с собой флаги ОАО «Мотор Сич», СК «Мотор Гарант» и Партии Регионов. Именно они должны были засвидетельствовать наше пребывание на вершине.

… Всю ночь шел снег. Когда начинали задыхаться в палатке, то вылезали по очереди и откапывались. Ветер через вентиляционные отверстия набивал снег внутрь палатки. Залезаешь в спальник в одежде и рукавицах, и как-то слабо верится в то, что дома в это время стоит жара сорок градусов.
Но все когда-либо заканчивается… Утро пасмурное и зловещее.
О зрелищной фото - и видеосъемке пришлось забыть. В облаках поднялись на купол Шхары Восточной (5038м). После чего заспешили вниз. Угнетала неопределенность: что дальше – просвет в облаках или ухудшение погоды?



Назад

Команда, поднявшаяся на вершину, получилась смешанной. Запорожье представляли: Виктор Скрыпников, Дмитрий Тронь, Владимир Козлов. Санкт-Петербург: Андрей Камышенков. Собственно, альпинизм всегда был вне границ и вне политики.
Путь в базовый лагерь от стоянок Джанги Кош занимает, как правило, часа четыре. Вся Безенгийская стена была укрыта туманом, как-будто окуталась в невидимый саван. Шел непрекращающийся дождь, по леднику до лагеря еще предстояло часа два ходьбы. Одежда промокала, но вынимать из рюкзака куртку не хотелось: еще немного, и мы в лагере. Да и лето на дворе, Безенгийское лето 2007, единственное и неповторимое.

Мы брели с напарником, спотыкаясь о мокрые камни, в невообразимом хаосе разбросанные по морене. Понятия тропы здесь вообще не существовало. В какой-то момент чувства обострились, события последних дней нахлынули с новой силой, комок подступил к горлу, дождь хлестал по лицу, смешиваясь со слезами. Вероятно, каждый, кто был в горах, испытывал нечто подобное. Может, это оно и есть – очищение горами…

Да, мы сходили, мы сделали, а главное, мы вернулись. Вечером к нам, наверное, уже просто так, заглянет нач-спас выпить пива в тесной мужской компании и пожелать счастливого пути.




Эпилог

Свое восхождение на в. Шхара Восточная, 5038м. мы посвятили 100-летию родного «Мотора».
На время поездки альпинисты были застрахованы СК «Мотор Гарант», за что выражаем благодарность коллективу компании.

Спасибо за информационную поддержку ТРК «Алекс», газетам: «Мотор Сич», «Индустриальное Запорожье», «Позиция».




RICO. Август 2007г.

 

Исходный текст статьи на сайте http://motor.poligon.zp.ua