open box

open box

Первый пятитысячник в «Безенги»!



«Сбываешься тогда, когда преодолеваешь сопротивление…»
Антуан Де Сент-Экзюпери "Цитадель".

 

 

Вступление

 

Турклубу «Мотор» в этом году исполнилось пять лет. Турклуб состоялся и работает при непосредственной поддержке руководства завода. Растет спортивный уровень участников, появилось современное снаряжение, соответствующее требованиям UIAA (Международная альпинистская организация), решаются организационные вопросы. За все время работы турклуба было совершено пять поездок в альплагеря на Кавказ. В этом году, чтобы закрепить все проделанное ранее, мы решили пройти ряд классических альпинистских маршрутов в самом суровом районе Кавказа и совершить восхождения на вершины Миссес-Тау 4427м. и Джанги - Тау 5033м.

open box open box

 


open box open box


open box open box


open box open box


open box open box


open box open box


open box open box


open box open box


open box open box


open box open box


open box open box


open box open box


open box open box


open box open box

Как мусульмане считают своим долгом совершить хадж в Мекку, так и каждый альпинист мечтает съездить в Безенги. Здесь особая энергетика и аура. Категории, которыми мыслят здесь, отличаются от земных. Здесь мыслят высотами вершин, метрами веревки, килограммами снаряжения, количеством газовых баллонов на выход, временем радиосвязи. Весь ритм жизни подчиняется единой цели взойти на вершину. Здесь не отсидишься за спиной и не скроешь слабую физическую или техническую подготовку. Гора в течение нескольких суток выворачивает наизнанку, и всех расставляет на свои места, сразу становится видно, кто есть кто. Все наносное отлетает как шелуха, наступает момент просветления в мозгу и становится понятно, где ты и с кем ты. Привычные внизу вода, тепло, наверху ценятся по-особому: вода, там есть, но в виде снега или льда. Чтоб натопить, ее нужен газ; тепло с организма, несмотря ни на какие хваленые мембранные ткани, на ветру выдувается за считанные минуты.

 

О районе

Есть горы уютные и домашние. Есть горы вызывающие восторг. Есть горы, от которых холодок бежит по спине. Есть горы страшные, гнетущие. Есть горы, от которых перехватывает дыхание. Именно такие горы в Безенги. Стена снега, льда и скал. Ты стоишь перед этой громадой, чувствуя себя и муравьем и великаном. Кто видел мир с высоты стены, тот испытал счастье. Это не губительная высота восьмитысячников, где человек борется за выживание, это не высоты мягкой Дигории или Домбая. Здесь на пятитысячной высоте есть некое равновесие.

На Миссес-Тау 4424 м.

Эту вершину мы увидели летом 2004г. Красивый пик со снежно-ледовым взлетом, угрожающе изрезанный трещинами бергшрундов, искрящийся в лучах восходящего солнца, вряд ли оставил бы кого-либо равнодушным. Загорелись и мы желанием сходить ее. Но, взирая на категорию сложности вершины, в первую поездку квалификация команды не позволяла этого сделать. На другой год не сложилось с погодой, или как говорят, вершина не пустила к себе. И вот теперь, когда проделана вся предшествующая восхождению подготовка: снежные, ледовые, скальные занятия, достигнута акклиматизация, отобрано снаряжение, разбит базовый лагерь под ледником в 2 часах ходу от начала маршрута, получено добро на выход, остались только мы и вершина один на один. В 16,00 на очередной радиосвязи Ю. С. Саратов, начспас, лагеря предал, что к нам присоединятся еще 2 человека с позывным Союз-2 или Союз 2-х. Почему 2-х мы поняли, когда они появились. Это оказались очень милые ребята Игорь с Питера и Ксюша с Москвы. Против объединения сил мы не возражали, в случае возникновения непредвиденных обстоятельств, большим количеством участников легче справится. Ребята оказались хорошо подготовленными, в этом сезоне они уже месяц как в горах. Вышли с лагеря при свете фонарей. Ледник прошли не связываясь. И вот в снежно-ледовом цирке в лучах восходящего солнца открылась во всем своем великолепии вся искрящаяся вершина Миссес-Тау. Она состояла из двух частей: нижняя часть покрыта панцирем льда и снега, а верхняя взмывала в высь скалами. За первый день нам предстояло преодолеть ледовый пояс и подыскать на перемычке место под две палатки. На второй день по плану было прохождение скальной части и спуск вниз. Веревка сменяла веревку, уже был потерян счет закрученным в лед крючьям, а перемычка все не приближалась. Расстояния в горах, как правило, обманчивы. Солнце уже было в зените и немилосердно жгло, пробивая солнцезащитный крем с N-м фактором защиты, и очки «Полароид». После преодоления бергшрунда попадаем на снежное плато, здесь уже не так круто, как на льду, но в тоже время снег кислый, держит плохо, моментами проваливаемся по колени. Страховка символическая: иди я тебя вижу, а дорываться до льда, не возникает никакого желания. Выпускаем Диму на длину 2-х веревок, в надежде, что тот дойдет до чистого льда и закрепит их там с помощью буров. Тот монотонно начинает бить ступени в сыпучем снегу, 2-х веревок немного не хватило, дорастили еще третью. Не знаю, где у него взялось столько здоровья вытянуть за собой 110 метров мокрой веревки, но не прошло и часа как перила были готовы. К 16,00 мы уже поставили палатки. На сегодня все, остались лишь мелкие хлопоты: просушить веревки и приготовить еду.

Утро для нас началось с канонады. Со склон Дых-Тау одна за одной сошло несколько лавин. До нас они явно не доставали, но грохоту наделали. Подъем по скалам, после тренировок в Крыму особой сложности не представлял. Все как и в описании: трещина, камин, внутренний угол, скальная стенка. Сменялись лишь команды: «выбери, выдай, закрепи, перила готовы». Одну веревку дали пройти первой Ксюше, ведь не напрасно она занималась всю зиму на скалодроме. К 10-ти часовой радиосвязи уже были на вершине.

Назад спуск организовали с помощью дюльфера, когда прошли последний, был уже поздний вечер. Ущелье заполнил туман, который глушил все звуки. Скалы вокруг приобрели причудливые очертания, возникли невольные ассоциации с фильмом: «Земля Санникова». Быстро надвигалась ночь, мы спешили вниз к озеру, где стоял наш временный лагерь. На душе было легко и просто как после хорошо сделанной работы. Эти двое суток на горе сплотили нас, а мокрые бухты веревок за спиной и полный набор железок для работы на маршруте уже не казались такими тяжелыми, было лишь немного грустно, что цель, которой жили долгое время, достигнута. Все спрессовалось в эти 38 часов, которые мы провели там, и застрявшая веревка, когда пришлось возвращаться назад, и крик «камень», когда укрыться некуда, и глубокие пугающие разрывы трещин. В 20.30 мы уже были возле озера. Гора очередной раз подтвердила свое реноме миролюбивой, за все годы здесь был лишь один несчастный случай со шведами в 1931г.


О психологии

Было ранее утро. Ксюша стояла на парапете и грустно смотрела в нашу сторону. С ней мы познакомились во время совместного восхождения на вершину Миссес Тау и были знакомы без малого 4 дня. Сейчас мы уходим на очередной маршрут, а у нее через 2 часа автобус вниз в Нальчик. Что-то в ее совсем не московских, карих глазах с бездонной глубиной выдавало тревогу или беспокойство за наше дальнейшее пребывание здесь. Ведь последнее время над ущельем все чаще кружил вертолет, и все прекрасно понимали, что это означает. На душе было не спокойно, ночью снились кошмары, впрочем, здесь редко снится что-либо связное. Пауза становилась невыносимой, чувства начали обостряться и теснить разум, я не стал подходить к ней, только издали помахал рукой, повернулся и быстрым шагом пошел догонять остальных. Начинался очередной день из вереницы тех, что зовется лето в Безенги. Наш путь был на Джанги-Тау 5033м. Оставалось уповать только на интуицию, иконку Николая Угодника, бережно хранящуюся в нагрудном кармане, и страховой полис СК «Мотор-гарант». А в голове, снова, словно заезженная пластинка звучат слова:

«…Вечный покой сердце, вряд ли обрадует,
вечный покой для седых пирамид,
а для звезды, что сорвалась и падает,
есть только миг, ослепительный миг…»

 

На Джанги-Тау 5033 м.

Вершина встретила нас негостеприимно. Планируемый выход в три часа ночи сорвался в связи с туманом. Вышли только в шесть часов, когда в тумане образовались разрывы. До подъема на контрфорс предстояло пройти несколько веревок по несложным скалам. В это время, слева с башни, покрытой льдом и снегом, обвалилась огромная ее часть, глыбы льда и камней ударяясь о скалы, и, дробясь на более мелкие части, понеслись вниз. Мы стояли и смотрели как зачарованные, действо чем-то напоминало мультипликационные съемки, когда рушатся горы, но с той разницей, что это было в жизни. Вся эта масса обломков унеслась в соседний кулуар. А пространство вокруг заполнила снежная пыль. Видеокамеру так и не успели достать. До планируемых удобных ночевок засветло дотянуть не успели, с трудом под шквальным ветром при свете налобных фонарей поставили палатку на небольшом пятачке размером полтора на два метра. Площадкой это можно было назвать с большой натяжкой, посредине возвышался валун, который убрать не представлялось возможным. Крепко привязали палатку веревкой к камням. Добавили камней еще вовнутрь, чтобы та не улетела под порывами ветра. Получился маленький полуостров, который с трех сторон обрывался крутыми скалами вниз и лишь с одной стороны сообщался гребешком со скалой. Мимо входа протянули перильную веревку, куда и вщелкнулись для страховки. Забившись вовнутрь, зажгли горелку, подрезали сала, колбасы, лимон к чаю, и были вполне счастливы прожитым днем. Таинства всему этому действию добавляла алая полоска заката далеко в ночи над темными горами и бушующий снаружи ветер. Покидали это хлипкое жилище (на высоте 4200 м.) лишь по нужде, да чтобы набрать льда на топку воды. На тот момент мы еще не знали, что это наше пристанище на две ночи. Часть ночи провели в заботах, пытаясь кое-как устроится в горизонтальном положении, отогревали на горелке батареи для радиостанции. К удивлению, на утренней радиосвязи она заработала, чем удивила нас и начспаса Ю.С. Саратова. По пути подъема на вершину предстояло преодолеть несколько ледовых взлетов различной крутизны с использованием ледовых крючьев. Шквальный ветер буквально сбивал с ног, бросая в лицо снежную крошку вперемешку со льдом, стараясь сбросить нас с гребня. Время от времени приходилось всем телом ложиться на клюв ледоруба и пережидать. Один снежный гребень вставал за другим, а вершины все не было и не было. Наконец в 17,00 мы на вершине, дальше уже подниматься некуда! Кругом уже только сбросы вниз. Сама вершина оказалась большим снежно-ледовым куполом, с которого открывался вид на Грузию и Безенгийскую стену. Стена сверху смотрелась совсем по-другому, чем снизу. Величественное зрелище в лучах вечернего заходящего солнца - огромный забор из скал вперемежку со льдом и снегом, которому не видно конца и края.

Был ли это миг торжества? Для ребят да! Все-таки первый пятитысячник! И не просто, а в Безенгийской стене! Я же беспокоился, о том, как лучше организовать спуск. На этом маршруте все неприятности, как правило, возникают на спуске. Находится долго здесь нельзя, погода меняется быстро, да и время поджимает. Судя по записке в туре, мы оказались второй командой, которая в этом сезоне совершила подъем на Джанги-Тау 5033м. и, вероятно, последней; Безенгийское лето коротко.


О риске

«Зачем вы идете в горы?» - этот вопрос неоднократно задают мне. Вероятно, на каждом отрезке жизни я ответил бы по-разному. Это желание путешествовать, выполнение спортивных разрядных нормативов, элементы самореализации, круг общения, придя в который, так и остаешься там навсегда, потому, что это твое. Потом это становится образом жизни, когда иначе как на острие событий, и в динамике, человек себя просто не представляет. А в целом - это все-таки хобби, вероятно, не лучше и не хуже других как то: сплав по рекам на катамаранах, полеты на параплане и другие виды спортивной деятельности с элементами разумного риска. Что касается риска, это вовсе не русская рулетка, как мне довелось услышать сравнение. Так уж традиционно сложилось, что в альплагерях методичный системный подход ко всему, и безопасность на уровень выше, чем в самодеятельном туризме. В альпинизме, как правило, все просчитывается заблаговременно: с кем идти, куда идти, выбирается маршрут, предпочтительно гребневой, который наиболее безопасен от падения камней и схода лавин, назначается время выхода, ночью или рано утром, когда скалы скованы холодом. Изучается описание маршрута, подбирается соответствующее снаряжение, производится выпуск в КСП (контрольно-спасательный пункт), назначаются сеансы радиосвязи, выбирается тактика движения группы - одновременно или попеременно. Учитывается есть ли в данном районе другие группы способные прийти на помощь. Все вместе взятое сводит риск к минимуму.


О подготовке

Собственно как и все в жизни, альпинистами не рождаются, а становятся, и все не иначе как через труд, пот и терпение. Когда многочасовые занятия на скалах, снегу, льду, переходят в качество, человек начинает уверено чувствовать себя на различных формах рельефа. Сказанное выше не просто красивые слова, а элементарные принципы подготовки альпинистов. Так было еще в СССР, когда наша школа считалась лучшей в мире, с того времени мало что изменилось, никто ничего другого не придумал. Сам подход к альпинизму предполагает систематические тренировки, наличие спортивной формы, хорошее здоровье, забота о котором должна происходить не за день до поездки, а круглогодично. Морально - психологическую подготовку, умение отвечать не только за себя, а и за окружающих, быстро принимать решения в меняющейся ситуации. Занятие этим родом деятельности предполагает активную жизненную позицию, не терпящую расплывчатых формулировок. Все должно быть предельно кратко и лаконично, как команды, звучащие на маршруте резкие и понятные: «страховка готова», «пошел», «выбирай», «закрепи». Человек, соответствующий данным требованиям, начинает применять эти качества и в повседневной работе, что благотворно сказывается на ее результатах.


О людях

Вечером я заглянул в бар, там сидели ребята лет 18-19. Загорелые, обветренные, открытые лица, короткая стрижка, прямой бескомпромиссный взгляд, невольно залюбуешься. Они вместе с инструктором отмечали выполнение 3-го разряда. Глядя на них, начинаешь понимать, эти не предадут, не поменяют взгляды в зависимости от конъектуры, не свернут на полпути, а у страны, у которой такие сыновья, есть будущее. Я не удержался, подсел к ним. Разговорились, инструктор оказался из Черновцов. После того, как мы здесь же на телевизоре посмотрели видеозапись нашего восхождения на Джанги-Тау и съемки с флагом партии регионов на вершине, инструктор попросил выслать на его E-mail это фото. Оказалось, он тоже является сторонником этой партии. Казалось бы за 1000км. от дома в другой стране, какое дело до политических симпатий? Как ни странно но мы не чувствовали себя здесь чужими, все было как и прежде 15-20 лет назад. Общие корни, общая религия, понятный язык, единство мыслей и целей. Гостями здесь были немцы, чехи, поляки.


Эпилог

При въезде в Украину узнаем последние новости: что премьером стал В.Ф. Янукович, лидер партии, которую мы поддерживали на выборах, что в Новобогдановке опять что-то горит и взрывается, и поезд идет вместо Мелитополя через Запорожье. Воистину, - жизнь явление полосатое.

Поездка закончилась. В углу сиротливо стоит рюкзак, лежит бухта веревки, каска и ледоруб. Завтра предстоит выход на работу. А в голове уже зреют планы следующего сезона, восхождение на пик Ленина 7130м., которое мы планируем совершить совместно с городскими альпинистами и посвятить 100-летию родного предприятия ОАО «Мотор Сич».


Руководитель турклуба «Мотор», инженер УЗМА Виктор Скрыпников.Август 2006г.

 

Исходный текст статьи на сайте http://motor.poligon.zp.ua

 

 

 

Эту вершину мы увидели летом 2004г. Красивый пик со снежно-ледовым взлетом, угрожающе изрезанный трещинами бергшрундов, искрящийся в лучах восходящего солнца, вряд ли оставил бы кого-либо равнодушным. Загорелись и мы желанием сходить ее. Но, взирая на категорию сложности вершины, в первую поездку квалификация команды не позволяла этого сделать. На другой год не сложилось с погодой, или как говорят, вершина не пустила к себе. И вот теперь, когда проделана вся предшествующая восхождению подготовка: снежные, ледовые, скальные занятия, достигнута акклиматизация, отобрано снаряжение, разбит базовый лагерь под ледником в 2 часах ходу от начала маршрута, получено добро на выход, остались только мы и вершина один на один. В 16,00 на очередной радиосвязи Ю. С. Саратов, начспас, лагеря предал, что к нам присоединятся еще 2 человека с позывным Союз-2 или Союз 2-х. Почему 2-х мы поняли, когда они появились. Это оказались очень милые ребята Игорь с Питера и Ксюша с Москвы. Против объединения сил мы не возражали, в случае возникновения непредвиденных обстоятельств, большим количеством участников легче справится. Ребята оказались хорошо подготовленными, в этом сезоне они уже месяц как в горах. Вышли с лагеря при свете фонарей. Ледник прошли не связываясь. И вот в снежно-ледовом цирке в лучах восходящего солнца открылась во всем своем великолепии вся искрящаяся вершина Миссес-Тау. Она состояла из двух частей: нижняя часть покрыта панцирем льда и снега, а верхняя взмывала в высь скалами. За первый день нам предстояло преодолеть ледовый пояс и подыскать на перемычке место под две палатки. На второй день по плану было прохождение скальной части и спуск вниз. Веревка сменяла веревку, уже был потерян счет закрученным в лед крючьям, а перемычка все не приближалась. Расстояния в горах, как правило, обманчивы. Солнце уже было в зените и немилосердно жгло, пробивая солнцезащитный крем с N-м фактором защиты, и очки «Полароид». После преодоления бергшрунда попадаем на снежное плато, здесь уже не так круто, как на льду, но в тоже время снег кислый, держит плохо, моментами проваливаемся по колени. Страховка символическая: иди я тебя вижу, а дорываться до льда, не возникает никакого желания. Выпускаем Диму на длину 2-х веревок, в надежде, что тот дойдет до чистого льда и закрепит их там с помощью буров. Тот монотонно начинает бить ступени в сыпучем снегу, 2-х веревок немного не хватило, дорастили еще третью. Не знаю, где у него взялось столько здоровья вытянуть за собой 110 метров мокрой веревки, но не прошло и часа как перила были готовы. К 16,00 мы уже поставили палатки. На сегодня все, остались лишь мелкие хлопоты: просушить веревки и приготовить еду.
Утро для нас началось с канонады. Со склон Дых-Тау одна за одной сошло несколько лавин. До нас они явно не доставали, но грохоту наделали. Подъем по скалам, после тренировок в Крыму особой сложности не представлял. Все как и в описании: трещина, камин, внутренний угол, скальная стенка. Сменялись лишь команды: «выбери, выдай, закрепи, перила готовы». Одну веревку дали пройти первой Ксюше, ведь не напрасно она занималась всю зиму на скалодроме. К 10-ти часовой радиосвязи уже были на вершине.

 

Можете прокомментировать


Защитный код
Обновить