Некрасивых женщин не бывает,
а у природы нет плохой погоды, но,
не в местах с сухим законом.

(народная мудрость)

 

Если на сцене во время спектакля висит ружье, из него обязательно кто-то должен выстрелить.

Если осенью у тебя появляется горный велосипед. То варианта развитие событий, при котором ты им не воспользуешься - нет.

Ноябрь в Запорожье - серое небо, серые будни, серая обыденность, +0°С, перманентный дождь. Бытовуха – работа, квартира, работа… Пить пиво уже холодно, а водку…водку никогда не поздно, но зачем … Поэтому, встретившиеся, при таком стечении обстоятельств, три персонажа регулярных концессий, связанных с постоянной проверкой себя, снаряжения и окружающего мира на прочность, отчаявшись дождаться начала зимнего сезона, решили вырваться из обывательского кругооборота происходящих вокруг событий и ударить по мрачным осенним будням велопробегом среди живописных троп гор южного Крыма.

Крымская яйла

Непотопляемый оптимизм этой далеко не святой троицы не предусматривал необходимости интересоваться погодой, непосредственно в самом Крыму. Поэтому поменяли место пребывания как говориться - неглядя.

Благополучно добравшись на поезде до Бахчисарая около 4х утра, в темноте выгрузили разобранные велосипеды на перрон. За сборкой и размещение багажа (молодой частью коллектива) на рамах алюминиевых коней, монтажом и подкачкой колес, крымский рассвет встретил нас …тем же серым пасмурным небом, и ясной перспективой такого же моросящего дождя, как и дома. О чем было доложено предводителю, представителю старшей части коллектива, проведшему все время подготовительных работ, спя на скамеечке в тепле Бахчисарайского Ж/Д вокзала в компании колоритного местного бродяги.

Велобродяги

Крымский БОМЖ, несмотря на источаемый классический - разъедающий глаза запах, отличался высшей степенью интеллигентности и правильности поставленной речи. Каждый раз когда кто-то открывал двери вокзала – из недр всклоченной бороды раздавался грудной голос диктора центрального телевидения с просьбой - «будьте добры, прикройте дверь, пожалуйста».

Неприятное известие о несоответствии ожидаемых и действительных погодных реалий разбилась вдребезги как муха о лобовое стекло несущегося болида, о давно прибывающего в состоянии сомати предводителя и гуру этой концессии, которого не мог смог смутить даже кислотный запах испарений соседа по скамеечке. Маховик механизма, состоящий из трех человек и трех велосипедов, был раскручен, и даже град со снегом уже не могли его остановить.

Движение начали по отличной, незнающей сезонных перепадов температур, асфальтированной крымской дороге. Мимо слева от нас протекали виды древнего пещерного города Чуфут-Кале. Впереди и справа от дороги на горизонте виднелась ялтинской гряда, которую нам предстояло пересечь по пешеходным тропам и выехать к морю. А затем доехать, снова по нормальной дороге ЮБК, к вокзалу Феодосии.

Все это время духовный и спортивный наставник Rico, хотя и филонивший при разгрузке вещей с поезда, тем самым сохранившим силы, вяло крутил педали сзади, не вдохновляясь панорамами и не заряжая концессию драйвом. Взбодрился наш руководитель только при подъезде к поселку Шелковичное, пред которым заканчивался шоссейный маршрут нашего путешествия и находился съезд на проселочную дорогу, направляющую нас в сторону от всех благ цивилизации минимум дня на 2 – время необходимого для подъема до Никитского перевала и спуска через Массандровский заповедник к одноименному городу.

Совершенно незапланированная остановка спонтанно произошла возле открытого в столь ранее время местного генделыка, под безобидным предлогом шефа выпить чаечку. Но закончилась кощунственным поступком - приобретением носителем и хранителем всех моральных канонов и устоев Турклуба, его руководителем, бутылки крымского портвейна. За что и был низложен с гордого ника Rico до - просто Витька.

Как возникшая маленькая трещина в плотине является началом ее дальнейшего разрушения, так и приобретенная под негодование остальных 2-х членов коллектива бутылка портвейна вызвала волну последующих нарушений канонов спортивного туризма: покупки 0.7 водки мной, но под абсолютно благовидным предлогом - растирания и компрессов; и …2-х бутылок безалкогольного пива Лебедевым В. Оправдания выбора, покупки которого, не видел никто!, кроме самого Лебедева В. который, обозвав нас всех слабаками и алкоголиками, засунул в недра велосумки бесполезный (на наш «опытный» взгляд) безалкогольный груз в 1 килограмм, в непрактичной (бьющейся и тяжелой) стеклянной таре.
 

Стеклянная тара

Чудесным и непонятным образом для нас молодых и спортивных, еле крутивший педали, теперь уже просто Витька, нёсся впереди нас по пересеченке, не давая возможности нам даже глянуть по сторонам. Раскрытая позже причина преображения заключалась в древнем туристическом напитке под названием «Хрючело». Которое старый и мудрый турист приготовил, смешав в известных только ему пропорциях газированную воду и приобретенный портвейн.

Хотя велосипеды и претендовали на название горных, но местами, большей частью, приходилось их либо толкать, либо вообще нести на себе. Что не мешало пониженному в статусе старому коню, быть флагманом процессии и прокладывать борозду для низвергших его подопечных.

Вместе толкаем велосипеды

В течении дня остановки делались только в местах с естественными водоемами – мелкими речушками или ручейками, чтобы приготовить покушать и накипятить воды для чая. Для легкости передвижения, запас жидкости ограничивался: у двоих - литром воды в подрамных флягах, у одного – упомянутым энергетическим коктейлем. Соответственно и маршрут пролегал не по прямой – кратчайшем расстоянии между точками, а по ломанной кривой. Структура которой зависела от обозначенных на карте водоемов у выполняющего обязанности штурмана, лоцмана и джипиэс приемника Лебедева В.
 

Пересекая реку

К концу дня, накопленная за день усталость и израсходованные запасы жидкости в организме и флягах превратила языки во рту в сухую стельку для обуви, а липкость слюны позволяла клеить ту же обувь. Но, намеченное в качестве ночлега и водопоя, озеро не спешило появляться. Спустя еще целый час физической работы в надежде выехать на блеск водички за очередным подъемом грозил Лебедеву В. быть также низложенным до состояния Ивана Сусанина, по известным причинам убиенного поляками.

Но в самый критический момент оно явило себя в виде …болотца, с соответствующим запахом стоячей и затхлой воды. Исследовав его периметр, не было обнаружено никаких питающих его свежих родников и ручьев. Перспектива напиться минимум еще через пол часа - после собирания дров, разжигания костра и кипячения на нем этой жижи, оптимизма не добавляла. Но ! Напомнила всем о наличии у кое-кого в багаже целых ДВУХ бутылок по 0.5 живительной влаги в виде безалкогольного пива. Владелец, оного начал было пытаться напомнить всем, как его несправедливо обвинили в непрактичности этой покупки, в жалкой попытке обосновать причину, по которой он не будет НИМ с нами делиться… С таким же успехом потерявшаяся в лесу овца могла объяснять неевшим неделю волкам, что она – не вкусная. После пространственного намека о глухом месте и сырой земле, в которой этот Сусанин может остаться, на свет было явлено пузырь живительной, прохладной, влажной, щипающего гортань пузырьками газа Оболоньки. Нет! Оболонечки!

Все ценное нужно выстрадать. В жизни не довелось пить такого ВУСНЕЙШЕГО напитка. Ни когда вы не почувствуете такого взрыва вкуса и блаженства от купленного в самом дорогом магазине самого дорогого нектара, как от вливающегося нам ТАМ тонким булькающим ручейком в горло напитка. Также невозможно превзойти степень щедрости Лебедева В., барским жестом, извлекшим из закромов велобагажа и пустившего по кругу второй бесценный сосуд.

Тучи расступились ! В глазах прояснилось ! Звездное небо осветило живописнейшую поляну, оборудованную местом для пикника – столом, скамейками и даже беседкой на берегу живописнейшего озера. Разбили палатку, приготовили на костре ужин и жизнь наладилась.

Утро встретило нас … дверью ! Вечером, наличия которой, никто не заметил. Деревянная дверь, на петлях в деревянной лутке, виднелась теперь сквозь туман среди деревьев горного леса. На двери была надпись «Дверь в нирвану». Под хихоньками и хахоньками, никто так не решился открыть ее и пройти сквозь нее, а собрали вещи и двинули от нее подальше.

Движение на велосипедах однозначно добавляло, насыщенности и обилию впечатлений от более динамично протекающих мимо нас пейзажей, чем при аналогичном движении по такому же маршруту, но пешком с рюкзаками на плечах. Наше возросшее чувство собственной самооценки (на фоне пеших туристов) несколько снизилось, когда нас обогнала компания на эндуро (внедорожники в мотоиерархии), за секунды без усилий пересекшими наш маршрут, на который мы потратили несколько часов.
 

Крымские виды

Но, опять же, лишены были эти парни всей той эйфории от спуска, по заповеднику (куда, кстати, на авто- и мото-транспорте не пускают), которую мы заслуженно, потому что выстрадано, испытывали. Когда катясь уже вниз по начавшемуся приятно-затяжном спуску серпантина старой николаевской дороги, слышали не рев двигателя, а только шум ветра в ушах и гул шин по асфальту несущихся вниз уже без наших усилий велосипедов. Ощущали не выхлоп двигателей, а запах окружающего осеннего леса. С более насыщенной цветовой палитрой, чем летом, осенних деревьев. Листья упавшие на асфальтированную, но заросшую от обочин наполовину травой дорогу, понимались в вихре турбулентных потоков создающих в нетронутой тишине скоростным спуском наших кроскантри…Песня! Апофеоз эпопея!
 

Никитская дорога

Но снова темнело в горах, как обычно, быстро. Нужно было выбрать место для стоянки. Недостатка в родниках, с бьющей водой из львиных каменных пастей старых еще царской постройки сооружений, недостатка не было. Но! Внизу, уже в темноте, в часе спуска виднелись огни мекки крымского виноделия…Массандры!

Под предлогом поиска места для палатки все дружно рассредоточились по заповеднику. Но спустя некоторое время, связавшись друг с другом по уже появившейся мобильной связи, выяснили, что каждый из нас, якобы потеряв друг друга, уже находится на пол пути к городу для поиска всех остальных именно там. Где собственно предвидено все и встретились - у первого еще открытого, как это не банально, винного магазина.

На это раз все три приверженца здорового образа жизни дружно поправ принципы спортивного туризма, насладились одним из плодов избегаемой ими цивилизации - Муската розового. После принятого индивидуально по 0.7 продукта, проблема ночлега не отпала, но естественным образом волновать стала меньше. Варианту подъема обратно в лес для ночевки в палатке уже не позволяла наша кондиция. Ставить палатку тут же у магазина посреди города – центра виноделия, наша кондиция еще не позволяла. На попытку снять жилье в 12-м часу ночи трем пахнущим и выгладившим как представитель Бахчисарайского вокала, время решили не тратить.

С совершенно бесполезной в городе картой горного Крыма, место для ночлега логично принято было искать, спускаясь вниз, петляя темными улочками, в надежде выйти к пляжу. На котором, предполагалось разбить палатку не раздражая местных жителей, наконец-то избавившихся от наплыва отдыхающих в связи с окончанием сезона. Что и благополучно было сделано.

Черное море в ноябре, это не ноябрьский Днепр. Аккумулировав за лето всем своим объемом воды его тепло, оно им щедро делится, когда температура воздуха уже далеко не летняя. Справив естественные надобности по туристически – в вырытые и зарытые в гальке ямки, спали на кариматах под открытым звездным, практически летним, небом под, убаюкивающий своей размеренной монотонностью, шум волны! Еще один из заслуженных и поэтому приятнейших и ценнейших моментов!

Это утро также началось с сюрприза. Оказалось что ямки мы рыли… и ночь провели на закрытом пляже местного какого-то випклуба… Что было определено по трехуровневому пляжу с белыми матами на лежаках, бильярдными столами, кегельбаном, туалетами и душами с горячей и холодной водой, и… охранником! Удивленно трущим заспанные и округлившиеся глаза от представившегося его взору вандализма.

Собрались мы быстрее, чем он обрел способность матерится.

При свете дня в условиях города мы в полной мере смогли оценить эффект производимый на окружающих нашим внешним видом - результатом двух дней езды по, местами сильно раскисшим, лесным дорогам. Особенно учитывая факт, что брызговики и крылья над колесами нами в начале поездки были признаны мажорным атрибутом.
 

Внешний вид велосипедиста

Так как моются те, кому чесаться лень, в порядок решено было привести только велосипеды. После мытья которых бесконтактной мойкой высокого давления, на автомойке работниками непланово пришлось мыть (от разлетевшейся во все стороны глины и травы) саму мойку.

Положа руку на сердце, езда по шоссе Массандра – Феодосия большого удовольствия не предоставила. Ехать с параллельно несущимися машинами, дышать их выхлопами – сомнительное удовольствие. Поэтому, добравшись до съезда к практически родной Алушты, и испытав скоростные возможности байков и свои нервы, разогнавшись на спуске по прямой до 70 км/час, спустились к морю. Поколесив, по всегда пешком хоженой набережной, сняли за копейки жилье, баню, привели себя в менее раздражающих обывателей вид и откушали пищи приготовленной не на костре.

С этого момента погода перестала нам способствовать, чему мы уже не сильно и переживали околесив за 3 дня 230 км.

Если на ЮБК можно было спокойно крутить педали в шортах, то прибыв в Симферополь на троллейбусе, мы уже смотрелись несколько неестественно на фоне граждан в дубленках пальто и шубах. А прибыв на вокзал Запорожья, и сгоряча проехав своим ходом целую остановку общественного транспорта, все таки влезли вместе с велосипедами в троллейбус спасаясь от мороза. При этом вызывая гомерический смех у товарищей вежливой просьбой обращенной грудным голосом к заходящих пассажирам - «будьте добры, прикройте дверь, пожалуйста!»

Результат – как всегда отличный физический моцион, удовольствие от общения с хорошими людьми в красивых местах и яркие фотографии, помогающие скрасить серые будни следующего межсезонья.
 

Крымский лес 

 

Юрий Лавро